четверг, 31 января 2013 г.

Отрывки из Гришковца...

***

Отрывок из текста «Настоящий мужчина»:

— Как приятно, как важно и как редко нам удается про кого-то подумать, о ком-то сказать: настоящий мужчина. Ну если были какие-то неприятности, катаклизмы – не дай Бог, война или какие-то серьёзные передряги, там легче мужчинам проявить себя, как мужчины. А вот так, в повседневной жизни, как мы можем сказать про кого-то: настоящий мужчина?
Ну например. Лето. Кафе. Заходит в него красивая девушка. Ну, действительно красивая, и на ней надеты только лоскутки какие-то лёгких тканей, и она идёт между столиками, и всё мужское население кафе сворачивает головы, чтобы проводить её, и провожает взглядом. И только один мужчина не вывернул голову, не соблазнился стуком каблучков. Он смотрел на ту женщину, с которой пришёл. Настоящий мужчина…

Отрывок из книги «Страна на А. Семь букв»

— Я никогда не был в Америке. Мне уже за 40, я любознательно и активно живущий человек, во всяком случае, мне так кажется. Я полагаю, что меня можно назвать образованным, меня не терзают никакие дремучие предрассудки, которые помешали бы мне интересоваться тем, что происходит за пределами моей родины и страны. Я довольно много путешествовал и продолжаю это делать, но в Америке я не был никогда. Неправда ли, странно, что в большинстве фантастических фильмов или в книгах, если инопланетяне прилетают на землю, то они прилетают непременно в Соединенные Штаты? И это не объясняется только тем, что, в основном, эти фильмы сняты в Америке. А просто представить себе сложно, что инопланетяне прилетят куда-то в другое место, например, в Китай. Ну что в этом будет интересного: инопланетяне прилетели к инопланетянам. Никакого конфликта, никакого удивления друг от друга. Или — как вообразить высадку инопланетян в Чехии, Венгрии, Финляндии или Бельгии? Во-первых, с какой стати? Во-вторых, американцы там тут же появятся, чтобы всё выяснить, так что зачем терять инопланетянам время? Они, коль скоро долетели до нас, точно не дураки – тут же сразу в Америку.
Прочитать всего Гришковца  можно здесь

вторник, 29 января 2013 г.

Бродский о Высоцком.


В одном из первых фильмов, посвященных памяти Высоцкого (США - 1981 год) Бродский сказал: 
"Принято относиться к поэтам-песенникам с некоторым предубеждением. И до Высоцкого отношение ко всем бардам у меня было именно таким. Но начав слушать Высоцкого, - более или менее внимательно - я понял, что мы имеем дело именно с поэтом. Более того, я должен сказать, что меня даже не устраивало, что это сопровождается гитарой, потому что само по себе, как текст, это было совершенно замечательно.
Я говорю именно о том, что он делал с языком, о его рифмах... Это гораздо лучше, чем Кирсанов или Маяковский, - я уже не говорю о таких людях, вроде Евтушенко и Вознесенского. Дело в том, что он пользовался совершенно феноменальными составными рифмами, а гитара помогала ему скрадывать тот невероятный труд, который он затрачивал именно на лингвистическую сторону своих песен.
 В принципе, они поражают людей не столько благодаря содержанию и музыке, а благодаря бессознательному усвоению этой языковой фактуры. И в этом смысле, потеря Высоцкого - потеря для русского языка совершенно невосполнимая".

Вспоминает близкий друг В.В. Михаил Шемякин:
"У него было какое-то чувство неуверенности в себе, как в поэте. Об этом говорит такой штрих. Однажды он прилетел из Нью-Йорка в Париж и буквально ворвался ко мне. И такой радостный!
- Мишка, ты знаешь, я в Нью-Йорке встречался с Бродским! И Бродский подарил мне свою книгу и написал: "Большому поэту - Владимиру Высоцкому". Ты представляешь, Бродский считает меня поэтом!
Это было для Володи, как будто он сдал сложнейший экзамен и получил высший балл! Несколько дней он ходил буквально окрыленный, потому что Володя очень ценил Бродского."

пятница, 25 января 2013 г.

Бродскому и Высоцкому.

Они встретились и не раз....
Случайных совпадений нет,
январь их породнит..
пусть даты разные, но свет
поэзии пролит 
на всех ...на много зим и лет
на явь ....на бред ....на сны...
на воскрешение из слов предчувствия  весны....

январь 2011

среда, 23 января 2013 г.

Семён Гудзенко. Небеса.

***
Такое небо! 
      Из окна посмотришь черными глазами,
 и выест их голубизна и переполнит небесами. 
Отвыкнуть можно от небес, глядеть с проклятьем 
      и опаской, 
чтоб вовремя укрыться в лес и не погибнуть под фугаской. 
И можно месяц, 
      можно два под визг сирен на землю падать и слушать, 
      как шумит трава и стонет под свинцовым градом. 

Я ко всему привыкнуть смог, но только не лежать часами. 
      ...И у расстрелянных дорог опять любуюсь небесами. 

понедельник, 7 января 2013 г.

Тане.Борис Слуцкий.

Татьяна Дашковская - ЛЮБОВЬ ПОЭТА....
Ты каждую из этих фраз
перепечатала по многу раз,
перепечатала и перепела
на легком портативном языке
машинки, а теперь ты вдалеке.
Все дальше ты уходишь постепенно.
Перепечатала, переплела
то с одобреньем, то с пренебреженьем.
Перечеркнула их одним движеньем,
одним движеньем со стола смела.

Все то, что было твердого во мне,
стального, - от тебя и от машинки.
Ты исправляла все мои ошибки,
а ныне ты в далекой стороне,
где я тебя не попрошу с утра
ночное сочиненье напечатать.

Ушла. А мне еще вставать и падать,
и вновь вставать.
Еще мне не пора.

воскресенье, 6 января 2013 г.

Б.Пастернак. Рождественская звезда.


Ночь накануне Рождества.Фото Наталии Фед.Перопавловск-Камчатский.

Рождественская звезда

Б.Пастернак

Стояла зима.
Дул ветер из степи.
И холодно было младенцу в вертепе
На склоне холма.
Его согревало дыханье вола.
Домашние звери
Стояли в пещере.
Над яслями тёплая дымка плыла.
Доху отряхнув от постельной трухи
И зёрнышек проса,
Смотрели с утёса
Спросонья в полночную даль пастухи.
Вдали было поле в снегу и погост,
Ограды, надгробья,
Оглобля в сугробе,
И небо над кладбищем, полное звёзд.
А рядом, неведомая перед тем,
Застенчивей плошки
В оконце сторожки
Мерцала звезда по пути в Вифлеем.
Она пламенела, как стог, в стороне
От неба и Бога,
Как отблеск поджога,
Как хутор в огне и пожар на гумне.
Она возвышалась горящей скирдой
Соломы и сена
Средь целой Вселенной,
Встревоженной этою новой звездой.
Растущее зарево рдело над ней
И значило что-то,
И три звездочёта
Спешили на зов небывалых огней.
За ними везли на верблюдах дары.
И ослики в сбруе, один малорослей
Другого, шажками спускались с горы.
И странным виденьем грядущей поры
Вставало вдали всё пришедшее после.
Все мысли веков, все мечты, все миры.
Всё будущее галерей и музеев,
Все шалости фей, все дела чародеев,
Все ёлки на свете, все сны детворы.
Весь трепет затепленных свечек, все цепи,
Всё великолепье цветной мишуры...
...Всё злей и свирепей дул ветер из степи..
...Все яблоки, все золотые шары.
Часть пруда скрывали верхушки ольхи,
Но часть было видно отлично отсюда
Сквозь гнёзда грачей и деревьев верхи.
Как шли вдоль запруды ослы и верблюды,
Могли хорошо разглядеть пастухи.
— Пойдёмте со всеми, поклонимся чуду,—
Сказали они, запахнув кожухи.
От шарканья по снегу сделалось жарко.
По яркой поляне листами слюды
Вели за хибарку босые следы.
На эти следы, как на пламя огарка,
Ворчали овчарки при свете звезды.
Морозная ночь походила на сказку,
И кто-то с навьюженной снежной гряды
Всё время незримо входил в их ряды.
Собаки брели, озираясь с опаской,
И жались к подпаску, и ждали беды.
По той же дороге, чрез эту же местность
Шло несколько ангелов в гуще толпы.
Незримыми делала их бестелесность,
Но шаг оставлял отпечаток стопы.
У камня толпилась орава народу.
Светало. Означились кедров стволы.
— А кто вы такие? — спросила Мария.
— Мы племя пастушье и неба послы,
Пришли вознести вам обоим хвалы.
— Всем вместе нельзя. Подождите у входа.
Средь серой, как пепел, предутренней мглы
Топтались погонщики и овцеводы,
Ругались со всадниками пешеходы,
У выдолбленной водопойной колоды
Ревели верблюды, лягались ослы.
Светало. Рассвет, как пылинки золы,
Последние звёзды сметал с небосвода.
И только волхвов из несметного сброда
Впустила Мария в отверстье скалы.
Он спал, весь сияющий, в яслях из дуба,
Как месяца луч в углубленье дупла.
Ему заменяли овчинную шубу
Ослиные губы и ноздри вола.
Стояли в тени, словно в сумраке хлева,
Шептались, едва подбирая слова.
Вдруг кто-то в потёмках, немного налево
От яслей рукой отодвинул волхва,
И тот оглянулся: с порога на Деву,
Как гостья, смотрела звезда Рождества.

четверг, 3 января 2013 г.

И.Бродский . Посвящается Ялте .Вступление.


Посвящается Ялте

****
История, рассказанная ниже,
правдива. К сожаленью, в наши дни
не только ложь, но и простая правда
нуждается в солидных подтвержденьях
и доводах. Не есть ли это знак,
что мы вступаем в совершенно новый,
но грустный мир? Доказанная правда
есть, собственно, не правда, а всего
лишь сумма доказательств. Но теперь
не говорят "я верю", а "согласен".

В атомный век людей волнует больше
не вещи, а строение вещей.
И как ребенок, распатронив куклу,
рыдает, обнаружив в ней труху,
так подоплеку тех или иных
событий мы обычно принимаем
за самые событья. В этом есть
свое очарование, поскольку
мотивы, отношения, среда
и прочее -- все это жизнь. А к жизни
нас приучили относиться как
к объекту наших умозаключений.

И кажется порой, что нужно только
переплести мотивы, отношенья,
среду, проблемы -- и произойдет
событие; допустим -- преступленье.
Ан нет. За окнами -- обычный день,
накрапывает дождь, бегут машины,
и телефонный аппарат (клубок
катодов, спаек, клемм, сопротивлений)
безмолвствует. Событие, увы,
не происходит. Впрочем, слава богу.

Описанное здесь случилось в Ялте.
Естественно, что я пойду навстречу
указанному выше представленью
о правде -- то есть стану потрошить
ту куколку. Но да простит меня
читатель добрый, если кое-где
прибавлю к правде элемент искусства,
которое, в конечном счете, есть
основа всех событий (хоть искусство
писателя не есть искусство жизни,
а лишь его подобье).
Показанья
свидетелей даются в том порядке,
в каком они снимались. Вот пример
зависимости правды от искусства,
а не искусства -- от наличья правды.


вторник, 1 января 2013 г.

С Новым 2013 годом...!

Час рассвета
Ты ложишься спать,
А где-то
Наступает
Час рассвета.
За окном зима,
А где-то
Жаркое,
Сухое
Лето.
Много
На земле
Людей.
Мир велик.

Запомни это.
Роман Сеф