четверг, 31 июля 2014 г.

АВЕ МАРИЯ.Наум Сагаловский.

Аве Мария



Аве Мария!
Ни старый, ни новый завет
в жизни своей
не учил от зари до зари я.
Дай мне сказать
на пороге оставшихся лет
эти слова незабвенные –
аве Мария.

Дай прикоснуться
к печальной твоей красоте!
Жил припеваючи,
грешники – мы вездесущи.
Вечная память
принявшему смерть на кресте,
сыну, взошедшему
в мирные райские кущи.

О, не суди,
и не будет над нами суда!
Аве Мария!
Не плачь,
эти слёзы – химера.
Время наступит,
вернётся твой сын,
и тогда
кончится наша,
такая жестокая эра.

Аве Мария!
Да буду тобою ведом
в мире, желанном до боли,
до боли проклятом!
Благослови сыновей,
покидающих дом,
пусть их никто
не предаст
и не выдаст Пилатам,

лёгкой дороги,
удачи, открытых дверей
дай сыновьям,
пусть их беды вовек не коснутся.
Аве Мария!
Но прежде – храни матерей,
чьи сыновья
никогда уже к ним не вернутся!..

Всем поклонялся –
знамёнам,
вождям,
Ильичу,
люди и годы
трясли меня,
как малярия,
стар уже стал,
но тебе я ночами шепчу:
аве Мария, –
шепчу тебе, –
аве Мария…

среда, 30 июля 2014 г.

Бродский.На независимость Украины.


Дорогой Карл XII, сражение под Полтавой, 
Слава Богу, проиграно. Как говорил картавый, 
Время покажет "кузькину мать", руины, 
Кость посмертной радости с привкусом Украины. 
То не зеленок - виден, траченный изотопом, 
Жовто-блакытный реет над Конотопом, 
Скроенный из холста, знать, припасла Канада. 
Даром что без креста, но хохлам не надо. 
Горькой вошни карбованец, семечки в полной жмене. 
Не нам, кацапам, их обвинять в измене. 
Сами под образами семьдесят лет в Рязани 
С залитыми глазами жили как каторжане. 
Скажем им, звонкой матерью паузы метя строго: 
Скатертью вам, хохлы, и рушником дорога. 
Ступайте от нас в жупане, не говоря - в мундире, 
По адресу на три буквы, на стороны все четыре. 
Пусть теперь в мазанке хором гансы 
С ляхами ставят вас на четыре кости, поганцы. 
Как в петлю лезть, так сообща, суп выбирая в чаще, 
А курицу из борща грызть в одиночку слаще. 
Прощевайте, хохлы, пожили вместе - хватит! 
Плюнуть, что ли, в Днипро, может, он вспять покатит. 
Брезгуя гордо нами, как оскомой битком набиты, 
Отторгнутыми углами и вековой обидой. 
Не поминайте лихом, вашего хлеба, неба 
Нам, подавись вы жмыхом, не подолгом не треба. 
Нечего портить кровь, рвать на груди одежду,
Кончилась, знать, любовь, коль и была промежду. 
Что ковыряться зря в рваных корнях покопом. 
Вас родила земля, грунт, чернозем с подзомбом, 
Полно качать права, шить нам одно, другое. 
Эта земля не дает, вам, калунам, покоя. 
Ой, ты левада, степь, краля, баштан, вареник, 
Больше, поди, теряли - больше людей, чем денег. 
Как-нибудь перебьемся. А что до слезы из глаза 
Нет на нее указа, ждать до другого раза. 
С Богом, орлы и казаки, гетьманы, вертухаи, 
Только когда придет и вам помирать, бугаи, 
Будете вы хрипеть, царапая край матраса, 
Строчки из Александра, а не брехню Тараса.

Февраль 1991 г.
Анализ стихотворения можно прочесть здесь.