вторник, 25 декабря 2012 г.

И.Бродский. Июльское интермеццо.

Июльское интермеццо

Возвратится на Родину. Ну, что ж?
Глядя вокруг, кому ещё ты нужен,
Кому теперь в друзья ты попадёшь.
Воротишься, купи себе на ужин

Какого-нибудь сладкого вина.
Смотри в окно и думай понемногу:
Во всём твоя, одна твоя вина.
И хорошо. Спасибо. Слава Богу. 

Как хорошо, что некого винить,
Как хорошо, что ты не с кем не связан,
Как хорошо, что до смерти любить
Тебя никто на свете не обязан.

Как хорошо, что никогда во тьму
Ничья рука тебя не провожала,
Как хорошо на свете одному
Идти пешком с шумящего вокзала.

Как хорошо, на Родину спеша,
Поймать себя в словах неоткровенных
И вдруг понять, как медленно душа
Заботится о новых переменах.

1961

понедельник, 24 декабря 2012 г.

Анатолий Аврутин. КРАСНОЕ...

***

КРАСНОЕ…


Красен град. Красна девица.
Красен тополь у крыльца.
В краснотале плачет птица –
Не для красного словца.

И красны от стирки руки,
И красна сегодня масть…
Просит ветер краснозвукий
Листья красные упасть.

Красен снег, когда охота,
Красен праздничный кафтан.
Смерть красна, хоть жить охота,
Если ворог обуздан.

Красно солнце. Красны речи.
Красно бодрое вино.
Красный шёлк на белы плечи.
Вспышка красная… Темно…

Александр Володин. Беззвучно пролетают мимо....


*  *  *

Беззвучно пролетают мимо
немые дни.  Недели-мимы.

— Задумайся!  — мне намекают
и молча мимо пролетают.

Нищаю, чувствую, нищаю.
Но по привычке обещаю:

задумаюсь, придет пора...
А та пора прошла вчера.

Poem list


*  *  *

А вам еще не вышли сроки?
А нам уже пора, пора...
Вам результаты перестройки
увидеть и кричать ура.

А может быть — уж нас не будет,
но с наше поживете вы
и на своем развале судеб
промолвите вслед нам:  увы...

Poem list

воскресенье, 23 декабря 2012 г.

Марина Цветаева.В сердце, как в зеркале. тень....

***
В сердце, как в зеркале, тень,
Скучно одной - и с людьми...
Медленно тянется день
От четырех до семи!

К людям не надо - солгут,
В сумерках каждый жесток.
Хочется плакать мне. В жгут
Пальцы скрутили платок.

Если обидишь - прощу,
Только меня не томи!
- Я бесконечно грущу
От четырех до семи.

Марина Цветаева.

суббота, 22 декабря 2012 г.

В.Губайловский.В болезни есть изысканная прелесть...

* * *
  В болезни есть изысканная прелесть. Наверно, эта пригоршня таблеток подействовала - тихо оглушила и помогла насущное забыть, остановиться, замолчать, не думать. Как хорошо в безмысленном покое смотреть на радужную рябь событий текущих, чтобы стать небытием, ни тени не оставив, ни следа, как след дыханья на стекле морозном. Тогда и начинает открываться другой, криволинейный, странный мир, в котором время движется по кругу, в котором нет, да и не может быть, ни эволюции, ни революций. Есть только рябь, игра воды и света. Есть звонкое предчувствие прозренья. Есть только небо. В плотной синеве так сладко утопать и утонуть, так сладко раствориться без остатка - без драматических воспоминаний, без вынужденных слез, без некролога, вдовы печальной, оглушенных страхом, на произвол покинутых сирот, оставшихся без средств к существованью. Свободно оторваться от Земли и плавно, без усилия скользить по млечной колее путей воздушных. Куда открыта эта дверь вселенной, куда ведет спокойная отвага, куда... не спрашивай меня куда.

пятница, 21 декабря 2012 г.

"Ты моё дыхание..."Ада Якушева



 Ада (Ариадна) Якушева

 Ты - мое дыхание, утро мое ты раннее.
 Ты и солнце жгучее и дожди.
 Всю себя измучаю, стану я самой лучшею,
 По такому случаю ты подожди.
 По такому случаю ты подожди.

 Подожди, себя тая, самой красивой стану я,
 Стану самой умною и большой.
Сколько лет все думаю: "Как бы поймать звезду мою".
 А звезда - рюкзак на плечи и пошел.
А звезда - рюкзак за плечи и пошел.

 Ты моя мелодия, ты - вроде ты и вроде я.
 Мой маяк у вечности на краю.
 Спросят люди вновь еще:
"Ну, как ты к нему относишься?"
Я тогда им эту песню пропою.
 Я тогда им эту песню пропою.

 Что Ты - мое дыхание, утро мое ты раннее.
Ты и солнце жгучее и дожди.
Всю себя измучаю, стану я самой лучшею,
 По такому случаю ты подожди.
По такому случаю ты подожди.

среда, 19 декабря 2012 г.

Хилина Кайзер."Фото теряют знакомые лица...."

Хилины нет...Но есть это фото и её стихи...
***
фото теряют знакомые лица словно деревья роняют листву
чаще хорошее может присниться ну а плохое спешит наяву
детство такое как бабушкин цимес над чешуёй желторотой Невы
идиш на кухне и русское имя лица соседей с оттенком халвы 
пледом ворсистым уходит дорога руки у мамы холодная медь
кажется в жизни успеешь так много только не долго на то что успеть

...видится бабушка в платье из ситца с влажными каплями между ресниц
это не старость а память ложится книжной закладкою между страниц


*Стихи Хилины  читать здесь

среда, 12 декабря 2012 г.

Божье молоко.

***

Что необходимо для жизни  младенца? Молоко матери.
А взрослому для питания духа? - Стоять с протянутой рукой на паперти
И просить Христа-ради  милостыню...Смилуйся, мил-человек, смилуйся!

Подай на пропитание ума  хоть толику истины,
именно только она необходима пожизненно...
А иначе тьма ума вгонит в тоску и уныние,
в чём  и пребывает большинство безболезненно  ныне.

Истина для ума , как  младенцу молочко материнское,
И разумом наполняется тьма, и это единственное,
Что помогает человеку  избежать страха извечного
Истина - Божье молоко для человечества...

16.11.12

Beverly-Salem

понедельник, 3 декабря 2012 г.

Буднично о главном. Николайка Йе.


Я почему-то знаю, что уйду во сне,
В его спокойной и цветной нирване.
Всего лишь звуком меньше станет в тишине,
Когда затихнет в темноте моё дыханье.
Так, как-то буднично, совсем не станет сил,
Не разбужу своих ночным переполохом,
Я отойду от вас не суетно. Как жил.
Всего лишь выдохнув не сделаю я вдоха.

Оставлю ворох важных, нужных дел,
Мне интересных, мне необходимых,
Успев сказать вам всё. Всё что хотел.
Счастливым, что успел обнять любимых.
Уйду туда, откуда и пришел.
Душа свободна скинув тела платье.
И там, ты знай, мне будет хорошо.
Но, жаль немного, не смогу сказать я.

Ведь там во сне, в спокойном забытье,
Когда душа сняла покров одежды,
Несложно сделать шаг в небытие.
Всего-то больше на один, чем прежде.
И там за гранью света в тишине,
Где встало время и размыты лица,
На миг вы, каждый, вспыхнете во мне,
И этот свет со мною растворится.

Не суждено вернуться уходя.
Пусть люди лечат боль своим обманом,
Но знаю я - мы каплями дождя
В конце концов сольемся с океаном.
Вольются тонкие молекулы души
В одно большое светлое живое..
Я буду там, как здесь, всегда спешить.
Уже не я, а новое, большое..

И жизнь свою вот так, от А до Я,
Пройду я так, как и другие люди.
И всё вернется просто на круги своя:
Как до меня, меня уже не будет..
Как эти строки вдруг пришли ко мне?
Пришла пора наверно скинуть бремя.
Я почему-то знаю, что уйду во сне..
И почему-то знаю, что еще не время.

воскресенье, 2 декабря 2012 г.

Ничего не видя и не слыша....Ю.Ряшенцев.


Ничего не видя и не слыша,
лягу у инжирного куста.
Между мной и Богом только крыша
из худого ржавого листа.
Я из-под навеса на дорогу
не гляжу — там та же мельтешня.
Есть сегодня, что сказать мне Богу.
Только он всё знает без меня.

Пусть. И мой рассказ Ему не лишний.
Потому ль, что он Ему знаком,
так спокойно Он молчит, Всевышний,
над железным утлым козырьком.
Иверская, добрая икона,
значит, остаётся мне опять
уповать без всякого резона,
безо всяких жалоб уповать.

суббота, 24 ноября 2012 г.

Мишель Монтень...Опыты.Книга 3.глава 13.

***
Так видим мы, склонившись у ручья:

Струю сменяет новая струя,

Друг с другом слиты, вдаль они текут,

Но друг от друга без конца бегут.

Одна другую мчаться заставляет,

Другая третью в беге обгоняет,

Погоня их и бегство – труд напрасный:

Ручей един, хоть струи вечно разны ...

среда, 21 ноября 2012 г.

Александр Блок.Романс.



Превратила всё в шутку сначала,
Поняла - принялась укорять,
Головою красивой качала,
Стала слезы платком вытирать.

И, зубами дразня, хохотала,
Неожиданно всё позабыв.
Вдруг припомнила всё - зарыдала,
Десять шпилек на стол уронив.

Подурнела, пошла, обернулась,
Воротилась, чего-то ждала,
Проклинала, спиной повернулась,
И, должно быть, навеки ушла...

Что ж, пора приниматься за дело,
За старинное дело свое.
Неужели и жизнь отшумела,
Отшумела, как платье твое?
Романс из фильма Э.Рязанова "Ключи от спальни "

пятница, 16 ноября 2012 г.

Джон Апдайк.Сжигая мусор.

***
Сжигая мусор

Ночь – гаснет свет, свободна нить накала
От атомы съедавшего заряда,
Жена уснула, дышит глубже, тонет
В болоте сна – о смерти думал он.

Здесь, в доме на холме, где жил ее отец,
Он смог почувствовать: за будущим земным 
Листом прозрачного стекла стоит ничто. 
И видел он всего два утешенья. 

Одно – живительная полнота вокруг: 
Пушистых облаков, камней, 
                           набухших почек, почвы,
Той, что дает напор его рукам, коленям. 
Второе – ежедневно мусор жечь.
Любил он жар и мнимую опасность,
И как во множество вчерашних новостей,
Салфеток, ниток, чашек и конвертов
Вторгались гипнотические языки порядка.

четверг, 8 ноября 2012 г.

Иосиф Бродский.Метель в Массачусетсе.


Метель в Массачусетсе

Виктории Швейцер

Снег идет -- идет уж который день.
Так метет, хоть черный пиджак надень.
Городок замело. Не видать полей.
Так бело, что не может быть белей.

Или -- может: на то и часы идут.
Но минут в них меньше, чем снега тут.
По ночам темнота, что всегда была
непроглядна, и та, как постель, бела.

Набери, дружок, этой вещи в горсть,
чтоб прикинуть, сколько от Бога верст --
мол, не зря пейзаж весь январь молил
раз дошло насчет даровых белил.

Будто вдруг у земли, что и так бедна,
под конец оказалась всего одна
сторона лица, одна щека.
На нее и пошли всех невест шелка.

Сильный снег летит с ледяной крупой.
Знать, вовсю разгулялся лихой слепой.
И чего ни коснется он, то само
превращается на глазах в бельмо.

Хоть приемник включить, чтоб он песни пел.
А не то тишина и сама -- пробел.
А письмо писать -- вид бумаги пыл
остужает, как дверь, что прикрыть забыл.

И раздеться нельзя догола, чтоб лечь.
Не рубаха бела, а покатость плеч.
Из-за них, поди, и идут полки
на тебя в стекле, закатив белки.

Эх, метет, метет. Не гляди в окно.
Там подарка ждет милосердный, но
мускулистый брат, пеленая глушь
в полотнище цвета прощенных душ.

1990, South Hadley

воскресенье, 4 ноября 2012 г.

Марина Цветаева.Роландов рог.

Роландов рог

Как нежный шут о злом своем уродстве,
Я повествую о своем сиротстве...

За князем — род, за серафимом — сонм,
За каждым — тысячи таких, как он,

Чтоб, пошатнувшись,— на живую стену
Упал и знал, что — тысячи на смену!

Солдат — полком, бес — легионом горд.
За вором — сброд, а за шутом — все горб.

Так, наконец, усталая держаться
Сознаньем: перст и назначением: драться,

Под свист глупца и мещанина смех —
Одна из всех — за всех — противу всех! —

Стою и шлю, закаменев от взлету,
Сей громкий зов в небесные пустоты.

И сей пожар в груди тому залог,
Что некий Карл тебя услышит, рог!

Март 1921

суббота, 3 ноября 2012 г.

Варлам Шаламов.Она ко мне приходит в гости.


Она ко мне приходит в гости
По той параболе комет,
Оставя падающий косо
Рассеивающийся свет.
Ей надо быть моей средою,
Как та воздушная среда,
Среда, которой я не стою,
Да и не стоил никогда.
Но в мире преувеличенья
В обличье сказок и легенд
Она сама была леченьем,
Вполне химический агент.
Оставя на моей бумаге
Едва заметный, легкий след,
Как тайнопись, которой маги
Заворожили свой секрет.
Как те бесцветные чернила,
Проявленные на огне,
Остатки жизненного пыла,
Несвойственного нынче мне
1973

пятница, 2 ноября 2012 г.

Борис Пастернак.Плачущий сад.

***





Ужасный! - Капнет и вслушается,
Всё он ли один на свете
Мнет ветку в окне, как кружевце,
Или есть свидетель.

Но давится внятно от тягости
Отеков - земля ноздревая,
И слышно: далеко, как в августе,
Полуночь в полях назревает.

Ни звука. И нет соглядатаев.
В пустынности удостоверясь,
Берется за старое - скатывается
По кровле, за желоб и через.

К губам поднесу и прислушаюсь,
Всё я ли один на свете, -
Готовый навзрыд при случае, -
Или есть свидетель.

Но тишь. И листок не шелохнется.
Ни признака зги, кроме жутких
Глотков и плескания в шлепанцах
И вздохов и слез в промежутке.

Борис Пастернак.

пятница, 26 октября 2012 г.

*****

Превращаясь под осень в дефект ландшафта...

                                              И. Бродскому

Превращаясь под осень в дефект ландшафта,
подливаешь судьбе, но без брудершафта;
лабиринту ума подивился б Минос;
человек в этом качестве - Хронос на вынос.

Запасаясь теплом от чужого тела,
ощущаешь бедром: жизнь твоя пролетела
и единственный выход из общих правил -
понимать о любви, как когда-то Павел.

Чужаку, прозевавшему пик сезона,
щебетать вместе с Музами нет резона,
а задрать им подол - так не выйдет снова:
не рождалось ни разу от бабы Слово!

Но покуда не стал новой "частью речи",
продолжаешь безгласной строкой перечить
облакам, что несут влажный груз на остров,
где водой  размывается  речи остов.

                                                  (26.08.12)

понедельник, 8 октября 2012 г.

Цветаева - Мандельштаму.

****

О. Э. Мандельштаму

Никто ничего не отнял!
Мне сладостно, что мы врозь.
Целую Вас — через сотни
Разъединяющих верст.

Я знаю, наш дар — неравен,
Мой голос впервые — тих.
Что вам, молодой Державин,
Мой невоспитанный стих!

На страшный полет крещу Вас:
Лети, молодой орел!
Ты солнце стерпел, не щурясь,
Юный ли взгляд мой тяжел?

Нежней и бесповоротней
Никто не глядел Вам вслед...
Целую Вас — через сотни
Разъединяющих лет.
12 февраля 1916

Читайте далее

воскресенье, 7 октября 2012 г.

В память о Марине Цветаевой.

Рябину
Рубили
Зорькою.
Рябина -
Судьбина
Горькая.
Рябина -
Седыми
Спусками.
Рябина!
Судьбина
Русская.

1934

суббота, 6 октября 2012 г.

Марина Цветаева."Я видела вас 3 раза..."




Я видела Вас три раза,
Но нам не остаться врозь.
— Ведь первая Ваша фраза
Мне сердце прожгла насквозь!
  

Мне смысл ее так же темен,
Как шум молодой листвы.
Вы — точно портрет в альбоме,
И мне не узнать, кто Вы.

. . . . . . . . . . . . . . . . .

Здесь всё — говорят — случайно,
И можно закрыть альбом...
О, мраморный лоб! О, тайна
За этим огромным лбом!

Послушайте, я правдива
До вызова, до тоски:
Моя золотая грива
Не знает ничьей руки.

Мой дух — не смирён никем он.
Мы — души различных каст.
И мой неподкупный демон
Мне Вас полюбить не даст.

— «Так что ж это было?» — Это
Рассудит иной Судья.
Здесь многому нет ответа,
И Вам не узнать — кто я.
Марина Цветаева
13 июля 1914

среда, 3 октября 2012 г.

Под шалью.Марина Цветаева.

***

Под шалью

1
Над колыбелью твоею - где ты? -
Много, ох много же, будет пето.
Где за работой швея и мать -
Басен и песен не занимать!
Над колыбелью твоею нищей
Многое, многое с Бога взыщем:
Сроков и соков и лет и зим -
Много! а больше еще - простим.
Над колыбелью твоей бесправной
Многое, многое станет явным,
Гласным: прошедшая сквозь тела
........ - чем стала и чем была!
Над колыбелью твоею скромной
Многое, многое Богу вспомним!
- Повести, спящие под замком, -
Много! а больше еще - сглотнем.
Лишь бы дождаться тебя, да лишь бы...
Многое, многое станет лишним,
Выветрившимся - чумацкий дым!
..........................................
Всё недававшееся - моим!
5 августа 1924
2
Запечатленный, как рот оракула -
Рот твой, гадавший многим.
Женщина, чту от дозору спрятала
Меж языком и нёбом?
Уж не глазами, а в вечность дырами
Очи, котлом ведёрным!
Женщина, яму какую вырыла
И заложила дёрном?
Располагающий ста кумирнями
Идол - не столь заносчив.
Женщина, чту у пожара вырвала
Нег и страстей двунощных?
Женщина, в тайнах, как в шалях, ширишься,
В шалях, как в тайнах, длишься.
Отъединенная - как счастливица-
Ель на вершине мглистой.
Точно усопшую вопрошаю,
Душу, к корням пригубившую...
Женщина, чту у тебя под шалью?
- Будущее!
8 ноября 1924
3
Тáк - только Елена глядит над кровлями
Троянскими! В столбняке зрачков
Четыре провинции обескровлено
И обезнадежено сто веков.
Тбк - только Елена над брачной бойнею,
В сознании: наготой моей
Четыре Аравии обеззноено
И обезжемчужено пять морей.
Tбк только Елена - не жди заломленных
Рук! - диву дается на этот рой
Престолонаследников обездомленных
И родоначальников, мчащих в бой.
Тбк только Елена - не жди взывания
Уст! - диву дается на этот ров
Престолонаследниками заваленный:
На обессыновленность ста родов.
Но нет, не Елена! Не та двубрачная
Грабительница, моровой сквозняк.
Какая сокровищница растрачена
Тобою, что в очи нам смотришь - тбк,
Как даже Елене за красным ужином
В глаза не дерзалось своим рабам:
Богам. - "Чужеземкою обезмуженный
Край! Всё еще гусеницей - к ногам!"
11 ноября 1924

вторник, 25 сентября 2012 г.

Хосе Ортега и Гассет.

***
"Ведь бродяга скитается не потому, что его вынуждают обстоятельства. 
Это не какой-то опавший лист, носимый ветром с места на место. Бродяга скитается из тех же побуждений, что уединяется отшельник, что поэт слагает стихи, торговец считает прибыль и размышляет философ.
 Бродяга скитается потому, что таков его гениальный удел", - как однажды с предельной точностью сформулировал Хосе Ортега и Гассет.

суббота, 22 сентября 2012 г.

А.С.Пушкин.Сожжённое письмо.

СОЖЖЕННОЕ ПИСЬМО

Прощай, письмо любви! прощай: она велела...
Как долго медлил я! как долго не хотела
Рука предать огню все радости мои!..
Но полно, час настал. Гори, письмо любви.
Готов я; ничему душа моя не внемлет.
Уж пламя жадное листы твои приемлет...
Минуту!.. вспыхнули! пылают - легкий дым,
Виясь, теряется с молением моим.
Уж перстня верного утратя впечатленье,
Растопленный сургуч кипит... О провиденье!
Свершилось! Темные свернулися листы;
На легком пепле их заветные черты
Белеют... Грудь моя стеснилась. Пепел милый,
Отрада бедная в судьбе моей унылой,
Останься век со мной на горестной груди...

пятница, 21 сентября 2012 г.

Иван Бунин.Свет незакатный.

Свет незакатный


Там, в полях, на погосте,
В роще старых берёз,
Не могилы, не кости —
Царство радостных грёз.
Летний ветер мотает
Зелень длинных, ветвей —
И ко мне долетает
Свет улыбки твоей.
Не плита, не распятье —
Предо мной до сих пор
Институтское платье
И сияющий взор.
Разве ты одинока?
Разве ты не со мной
В нашем прошлом, далеком,
Где и я был иной?
В мире круга земного,
Настоящего дня,
Молодого, былого
Нет давно и меня!

<24 сентября 1917>

понедельник, 3 сентября 2012 г.

Рильке Марине Цветаевой...



Элегия

Марине Цветаевой-Эфрон
(Перевел Сергей Петров)
О утраты вселенной, Марина, звездная россыпь!
Мы не умножим ее, куда мы не кинься, к любому
в руки созвездью. А в общем-то, все сочтено.
Падая, тоже святого числа не уменшить.
И исцеление нам есть в безнадежном прыжке.
Так неужели же все только смена того же,
сдвиг, никого не позвать и лишь где-то прибыток родных?
Волны, Марина, мы море! Бездны, Марина, мы небо.
Если земля — мы земля. С весною стократно певучей,
с жавороночьей песней, в незримую вырвавшись высь,
мы затянули, ликуя, а нас она превосходит,
гири наши внезапно пенье потянут в плач.
А если и так: плач? Он ликует восторженно долу.
Славить нужно богов даже подземных, Марина.
Так уж невинны боги, что ждут похвалы как ребята.
Милая, будем же им расточать хвалу за хвалой.
Нашего нет ничего. Кладем ненадолго ладони
лотосам гибким на шеи. Я видел это на Ниле.
Так, Марина, самозабвенно цари расточают даянья.
Словно ангелы, двери спасаемых метя крестами,
мы прикасаемся к нежности тихо то к этой, то к той.
Ах, но как далеки, как рассеяны мы, Марина,
даже по наидушевному поводу, только сигнальщики мы.
Это тихое дело, когда этого кто-то из наших
больше не сносит и кинуться в битву решает,
мстя за себя, убивая. Есть в нем смертельная власть,
видели все мы ее по манерам его и осанке
и по силе нежной, которая нас из живущих
переживающими делает. Небытие.
знаешь, как часто слепое веленье несло нас?
Нас, через сени студеные пакирозденья.
Тело из глаз, що скрылось за сжатьями век. И несло
сердце целого рода, упавшее в нас. К цели птиц перелетных
тело несло изваяние нашей метаморфозы.
Те, кто любя, Марина, столько не смеют
ведать о гибели. Надо им заново быть.
Только их гроб постареет, опомнится, станет темнее
он под рыданьями дерева вспомнит о Давнем.
Только их гроб распадется, а сами гибки как лозы;
что их сгибает без меры, в полный венок их совьет.
но облетают от майского ветра. От вечной средины,
где ты дышишь и грезишь, их отлучает мгновенье.
(О как понятна ты мне, женский цветок на том же
непреходящем кусте! Как рассыпаюсь я ночью
в ветре, тебя задевающем.) Древле научены боги
Льстить половинам. А мы, круги совершая,
сделались целым и полным, как месяца диск.
В пору, когда убывает, а также в дни поворота,
нам никто никогда не помог к полноте возвратиться,
если б не шаг наш пустынный по долам бессонны

воскресенье, 2 сентября 2012 г.

Иосиф Бродский. Возвращение.

Здесь можно посмотреть фильм об Иосифе Бродском.

Иосиф Бродский. Возвращение
Иосиф Бродский. Кадр из документального сериала "Иосиф Бродский. Возвращение"
   

Документальный сериал (Россия, 2010). 5 фильмов.
Авторы  Алексей Шишов, Елена Якович.
В январе 1993 года Иосиф Бродский в первый и, увы, последний раз снимался для российского телевидения. Это произошло в городе, который он так любил: «Если существует перевоплощение, я хотел бы свою следующую жизнь прожить в Венеции – быть там кошкой, чем угодно…, но обязательно в Венеции». Именно в этом городе поэт и был похоронен – на «острове мертвых», на кладбище Сан-Микеле, рядом со Стравинским и Дягилевым, как и он, изгнанниками, прославившими Россию на весь мир. В цикле нет закадрового текста. Это монолог Бродского, его размышления от первого лица, своего рода философское эссе «о мире, возлюбленном отечестве и о себе». С каждым годом, с каждым днем его мысли и слова обретают все более глубокий и пронзительный смысл, словно время пытается догнать поэта.

суббота, 1 сентября 2012 г.

Николай Рубцов.Владимир Ивашов.Зимняя песня.

Какой потрясающий голос.А в песне слова пронзительны, до перехвата в горле...

Зимняя песня

                Стихи Николая Рубцова
                Музыка Валерия Пака

В этой деревне огни не погашены,
Ты мне тоску не пророчь!
Светлыми звездами нежно украшена
Тихая зимняя ночь.

Светятся, тихие, светятся. Чудные,
Слышится шум полыньи...
Были пути мои трудные, трудные.
Где ж вы, печали мои?

Припев: Скромная девушка мне улыбается,
        Сам я улыбчив и рад!
        Трудное, трудное - все забывается,
        Светлые звезды горят! 


[Проигрыш]

Кто мне сказал, что во мгле заметеленной
Глохнет покинутый луг?
Кто мне сказал, что надежды потеряны?
Кто это выдумал, друг?

Припев.


суббота, 18 августа 2012 г.

Хилина Кайзер 28.04.65.- 23.11.11

*****
здесь солнце сохнет рыжей курагой
и воздух до беззвучья горло сушит
здесь начинаешь принимать врагов
друзей внезапно прекращаешь слушать

здесь небосклон так звёздами залит
что даже ночь не в силах спрятать тени
здесь хочется бежать на край земли
чтоб наконец уже накрыла темень

здесь даже похвала в родных устах
становится сухой горбушкой хлеба
здесь на созвездье Южного Креста
распято в муках северное небо

***
Просто хочется плакать, какие чудные слова.Они были опубликованы за 9 месяцев до смерти 46-летней цветущей женщины.
Её Живой Журнал.ИМЕННО ЖИВОЙ.

понедельник, 13 августа 2012 г.

Трибют личности Петра Фоменко.


Тютчев Ф. И.
«Накануне годовщины 4 августа 1864 г.»


Вот бреду я вдоль большой дороги
В тихом свете гаснущего дня...
Тяжело мне, замирают ноги...
Друг мой милый, видишь ли меня?

Все темней, темнее над землею —
Улетел последний отблеск дня...
Вот тот мир, где жили мы с тобою,
Ангел мой, ты видишь ли меня?

Завтра день молитвы и печали,
Завтра память рокового дня...
Ангел мой, где б души ни витали,
Ангел мой, ты видишь ли меня?

Эти стихи прочла Людмила Максакова на панихиде великого режиссёра Петра Фоменко.
Как точно они передают и смысл и чувства и состояние природы...Всё в едином ключе, на одном дыхании...

суббота, 4 августа 2012 г.

Стихи Иеромонаха Романа.

Нас любит Бог – чего ж еще?
Всех в детстве на руках носили,
Пора из детства выходить.
Но мы хотим, чтоб нас любили,
И жаждем детство повторить.

Нас любит Бог! Неистощимый
Дарует от щедрот Своих.
Но мы забыли, Кем любимы,
И ждем чего-то от других.

По доброй воле стали нищи,
Хотим земное ухватить,
И, нищие, у нищих ищем
То, без чего не можем жить.

И что же мы находим – крохи
Внимания и теплоты.
И потому повсюду вздохи,
Что в мире мало доброты.

Откуда взяться ей, родимой? –
Она в лазурных закромах.
А мы – сумою побратимы,
Сума она и есть сума.

В делах мирских не разобраться,
Ужели мир совсем ослеп?
Зачем же крохами питаться,
Коль подается Чистый Хлеб?

Да пусть бы все и вся забыли! –
Нисколько б не был возмущен.
Что за нужда, чтоб нас любили?
Нас любит Бог – чего ж еще?


Нашла здесь
Фото из ЖЖ фотографа Смелова

среда, 25 июля 2012 г.

Мой Гамлет.В.Высоцкий.

Какие они здесь счастливые....!


Мой Гамлет
(1972)

Я только малость объясню в стихе —
На всё я не имею полномочий...
Я был зачат как нужно, во грехе —
В поту и в нервах первой брачной ночи.

Я знал, что, отрываясь от земли, 
Чем выше мы, тем жёстче и суровей;
Я шёл спокойно — прямо в короли
И вёл себя наследным принцем крови.

Я знал — всё будет так, как я хочу.
Я не бывал внакладе и в уроне.
Мои друзья по школе и мечу
Служили мне, как их отцы — короне.

Не думал я над тем, что говорю,
И с лёгкостью слова бросал на ветер.
Мне верили и так, как главарю,
Все высокопоставленные дети.

Пугались нас ночные сторожа,
Как оспою, болело время нами.
Я спал на кожах, мясо ел с ножа
И злую лошадь мучил стременами.

Я знал — мне будет сказано: "Царуй!" —
Клеймо на лбу мне рок с рожденья выжег.
И я пьянел среди чеканных сбруй,
Был терпелив к насилью слов и книжек.

Я улыбаться мог одним лишь ртом,
А тайный взгляд, когда он зол и горек,
Умел скрывать, воспитанный шутом.
Шут мёртв теперь: "Аминь!" Бедняга Йорик!..

Но отказался я от дележа
Наград, добычи, славы, привилегий:
Вдруг стало жаль мне мёртвого пажа,
Я объезжал зелёные побеги...

Я позабыл охотничий азарт,
Возненавидел и борзых и гончих,
Я от подранка гнал коня назад
И плетью бил загонщиков и ловчих.

Я видел — наши игры с каждым днём
Всё больше походили на бесчинства.
В проточных водах по ночам, тайком
Я отмывался от дневного свинства.

Я прозревал, глупея с каждым днём,
Я прозевал домашние интриги.
Не нравился мне век и люди в нём
Не нравились. И я зарылся в книги.

Мой мозг, до знаний жадный как паук,
Всё постигал: недвижность и движенье, —
Но толка нет от мыслей и наук,
Когда повсюду — им опроверженье.

С друзьями детства перетёрлась нить.
Нить Ариадны оказалась схемой.
Я бился над словами — "быть, не быть",
Как над неразрешимою дилеммой.

Но вечно, вечно плещет море бед,
В него мы стрелы мечем — в сито просо,
Отсеивая призрачный ответ
От вычурного этого вопроса.

Зов предков слыша сквозь затихший гул,
Пошёл на зов, — сомненья крались с тылу,
Груз тяжких дум наверх меня тянул,
А крылья плоти вниз влекли, в могилу.

В непрочный сплав меня спаяли дни —
Едва застыв, он начал расползаться.
Я пролил кровь, как все. И, как они,
Я не сумел от мести отказаться.

А мой подъём пред смертью есть провал.
Офелия! Я тленья не приемлю.
Но я себя убийством уравнял
С тем, с кем я лёг в одну и ту же землю.

Я Гамлет, я насилье презирал,
Я наплевал на Датскую корону,—
Но в их глазах — за трон я глотку рвал
И убивал соперника по трону.

А гениальный всплеск похож на бред,
В рожденье смерть проглядывает косо.
А мы всё ставим каверзный ответ
И не находим нужного вопроса.